Закрыть
Санкт-Петербург
  Критерии смерти в медицине

Критерии смерти в медицине

Страх впасть в летаргический сон и быть похороненным заживо – один из самых распространённых. Ранее, чтобы удостовериться в действительной кончине, усопшего оставляли непогребённым три дня. В наши дни в гроб нередко кладут мобильный телефон или другие средства связи. Впрочем, правильная диагностика с помощью ультрасовременных приборов способна исключить вероятность захоронения человека в одном из пограничных состояний – коме или летаргии.

Доступные и научно обоснованные критерии

Чаще всего с определением смерти сталкиваются анестезиологи и реаниматологи. Именно их опыт и проводимые исследования стали основой для создания точных критериев смерти. Чтобы установить факт летального исхода врач должен оперировать доступными и научно обоснованными тезисами. Следует понимать, что кончина или кома могут наступить как в условиях стационара, так и в глухой деревне.

Медицина и религия

С точки зрения религиозных догматов, смерть определяется по внешним признакам. Так, иудеи проверяют наличие «дыхания жизни» у человека пёрышком возле рта, а христиане-копты – по ритму сердца. При чём в последнем случае не важно, была ли сделана пациенту операция по вживлению кардиостимулятора. В наши дни ориентироваться на столь архаичные методы установления факта смерти как минимум бессмысленно.

На подступах к ответу

С развитием компьютеров к вопросу жизни и смерти привлекли вычислительные машины. И они, как ни странно, успешно справились с поставленной перед ними задачей. Упрощение проблемы привело к осознанию истины: смерть наступает при тотальной дисфункции всех важнейших органов. И самым главным из них выступает мозг.

Действительно, без руки, с одной почкой, без селезёнки или с искусственным сердцем человек может продолжать жить. В то же время гибель мозга означает однозначную смерть реципиента. И замена на искусственный или органический аналог не способна вернуть умершего к жизни.

3 варианта смерти мозга

Проводимые на головном мозге исследования позволили установить 3 стадии его отмирания:

Полное поражение мозга с наличием очагов распада. Данная стадия однозначно указывает на смерть пациента.

Гибель мозгового ствола. При этом может констатироваться некоторая активность в коре полушарий мозга, но она непродолжительна по времени.

Гибель высших корковых функций человека. При этом сохраняется жизнедеятельность мозгового ствола и организма в целом. В условиях нахождения на аппаратах искусственного жизнеобеспечения данная стадия может длиться достаточно долго. По этой причине медики ещё не пришли к однозначному ответу относительно наступления смерти в этом случае.

Тонкая грань между «однозначно жив» и «однозначно мёртв»

Разногласия относительно мнениями «однозначно жив» и «однозначно мёртв» могли бы длиться долго. Точку в этом вопросе поставили юристы. Именно им пришлось определять тонкую грань между двумя столь серьёзными понятиями. И руководствовались они вопросами допустимости проведения трансплантации органов от умершего живому человеку. С одной стороны, извлекать их из живого реципиента и тем самым обрекать его на смерть не допустимо. С другой – сами извлечённые органы живут считанные минуты: около 20 минут печёнка, чуть больше – почки, а через час сердце уже непригодно к трансплантации.

Хотя юристы руководствовались довольно прагматичными соображениями при определении факта смерти, не все родственники могут признать летальный исход своих близких, если видят конвульсивные подрагивания конечностей.

Социальное конструирование смерти

Итак, имеем мнение медиков, мнение юристов и других специалистов нивелируется перед людским фактором. Несмотря на подробную детализацию критериев смерти на законодательном уровне, всё чаще можно услышать в прессе про факты «убийства ради трансплантации». По сути это популизм и политическая шумиха. Несведущих в вопросе людей буквально натравливают на медиков. Активисты ратуют за содержание тел людей на аппаратах жизнеобеспечения, игнорируя тот факт, что пациентами были получены смертельные травмы. В итоге тратится уйма бюджетных денег.

Глобальная проблема в отсутствии необходимого оборудования способного точно диагностировать, что наступила третья стадия отмирания мозга. Если первую и вторую идентифицировать не представляется сложным, то отличие между третьей и комой или летаргическим сном можно распознать только с помощью новейших аппаратов. Ввиду отсутствия оных летальный исход констатируется прежними методами: отсутствием сердцебиения, дыхания, кровообращения. В действительности такое положение вещей приемлемо с оговоркой, что реанимационные методы запоздали или не сработали.

Такое разное законодательство

И всё же иногда законодательство идёт на поводу у родственников реципиента. Так, в Дании и двух штатах США – Нью-Йорке и Нью-Джерси – допускается двоякая трактовка смерти. Например, если в своём прижизненном волеизъявлении или со слов родных летальных исход человека велено трактовать как «отсутствие сердцебиения, кровообращения, дыхания», то данные показателей жизнедеятельности мозга игнорируются.

В России действует ФЗ №4180-I «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22.12.1992г. На его основании летальный исход определяется согласно факту гибели мозга. В ст. 9 данного нормативного акта оговаривается, что смерть констатируется в случае неоспоримого диагноза относительно гибели мозга при полной вентиляции лёгких и функционирующем сердце.

Когнитивные компьютерные устройства заменят мозг?

Ныне действующее законодательство исходит из современных реалий, т. е. невозможности трансплантации мозга одного человека другому или замены на искусственный аналог. Данные эксперименты пока относятся к сфере фантастики, описаны в соответствующих книгах и художественных фильмах. Но кто знает, что будет в будущем, когда подобные технологии станут доступными человечеству?

Возможно, вам будет интересно:

19 декабря 2019