Закрыть
Санкт-Петербург
  Смех на похоронах: почему древние смеялись там, где мы плачем?

Смех на похоронах: почему древние смеялись там, где мы плачем?

Смерть человека неизбежна. Но почему скорбящие обязательно плачут на похоронах? Разве только слёзы могут передать всю полноту переживаний? В нас с детства закладывается стереотип, что печальные события следует омывать слезами, а хорошим улыбаться. Библейские догматы сразу отсылают верующих к распятию Иисуса на кресте. Раз Христос не улыбался и не смеялся в преддверии своей смерти, то и христианам не гоже проявлять радостные эмоции при погребении.

Но вспомните, в каких условиях умирал Иисус. Неужели человек, подвешенный на гвоздях за руки способен смеяться? Подобный летальный исход идентичен смертной казни в наше время, коей удостаиваются единицы. Большинство же людей умирает в спокойной обстановке. Часто родственники, обнаружив бездыханное тело своего домочадца, замечают блаженную улыбку, застывшую на его лице. Глядя на неё невольно задаёшься вопросом о том, действительно ли смех или улыбка неуместны при погребении.

Смех, как символ радости за переход в иной мир

Давным-давно, когда нынешних мировых религий ещё не существовало, а каждое племя людей поклонялось своим богам, к факту смерти относились более прозаично. Люди умирали массово – на охоте, от неправильно приготовленной пищи, сорвавшись в пропасть, при разрешении внутриплеменных конфликтов. Обыденность кончины не ограничивала древних людей в эмоциях. Если уходил в иной мир близкий – плакали, если умирал враг – смеялись, если летальный исход случался с малознакомым членом племени – проявляли равнодушие.

Свидетельство Страбона

Первым, кто увидел связь между смехом и смертью был учёный Римской Греции Страбон. В его почти полностью сохранившемся до наших времён труде «География» он описывал не только состав почв и рельеф, но и часть ритуалов, присущих тому или иному народу. В частности, в современном ему Египте погребения проводились под безудержный смех всех собравшихся на похороны.

Сарды и смех

На острове Сардиния, родине народа сарды, было принято убивать старых и немощных. В наши дни ритуал бы назвали эвтаназией, поскольку моменту безболезненной смерти уделялось большое внимание. Для умерщвления использовали настойку омежника – травы, имеющей наркотические свойства. Опоённый ею человек не чувствовал страх, испытывал эйфорию, а когда его сталкивали со скалы, то даже улыбался. Присутствующие со своей стороны поддерживали жертву смехом, чтобы в сердце старца не проникло чувство страха перед необратимым.

Смех как компенсатор между жизнью и смертью

Одним из первых исследователей древней пракультуры был советский учёный-филолог Владимир Пропп. В своих трудах он значительное внимание уделял аспекту смеха при погребении. В соответствии с его гипотезой, смех у наших пращуров был призван умалить значение смерти, как бы принизить действие неведомых сил. Смеясь над Костлявой, пралюди как бы говорили ей, что уход из этого мира означает рождение в ином, обретение новой ипостаси. А рождение никак не может быть скорбным происшествием. Во Вселенной преобладает чувство равновесия. Если здесь убыло, значит, где-то прибыло.

Согласитесь, объяснение достаточно примитивно и абстрактно. Но ведь именно такими категориями и мыслили люди много тысячелетий назад. И ритуалы того времени не всегда понятны современному человеку. За века развития цивилизации человечество уже выработало определённые шаблоны поведения. В давние же времена люди продуцировали эмоции согласно договорённостям, ритуалам. Если старый шаман говорил плакать на похоронах – значит всё племя плакало. Если нынешний вожак говорит смеяться над Смертью – значит и все члены племени так поступают.

Существует и более прагматичное объяснение смеху при погребении. Вспомните, как добывали себе пропитание древние люди. Помимо выращивания плодов они охотились. Если добыча была большой, то у племени был достаточный запас еды. Убив животное, того же мамонта, весь клан ликовал. То же случалось и при гибели одного из сородичей. Теперь его доля будет распределена между остальными членами общины, а значит они смогут дольше оставаться сытыми. Как бы цинично ни звучало подобное объяснение, не следует забывать о во многом варварских обычаях наших давних предков.

Смех как защита от мести мёртвых

Смерть до сих пор не могут объяснить учёные и врачи. Хотя с точки зрения физиологии более-менее всё понятно, что происходит с духовной сущностью человека не ясно. В древних религиях после своей кончины человек вполне мог переродиться в тотемное животное или любое другое. А мог и остаться бестелесной ипостасью. Само собой разумеется, что мёртвые, лишившись тела, начинали «завидовать» живущим. И пралюди, осознавая, что в их мире обитают и духи умерших, пытались избежать конфликта. Построение правильных взаимоотношений между духами принявшими облик животных, природой и бестелесными, витающими повсюду, сущностями обеспечивало мирное существование. Смех на погребении, как ритуал, и был призван сгладить углы, сроднить мёртвых и живущих.

Убийство животного сопровождавшееся смехом несло в себе тот же смысл. У дикарей не было уверенности – убили ли они настоящее животное или духа мёртвого, перевоплотившегося в него. В любом случае следовало умиротворить дикий дух вырвавшийся из тела. Смехом благодарили духа за то, что в племени стало больше еды (убийство животного) или меньше едоков (гибель соплеменника).

Возможно, вам будет интересно:

13 апреля 2020